Мой сайт

Откуда у олигархов деньги

Откуда у олигархов деньги

Тезис о том, что у государства денег нет, — из числа расхожих. К нему давно привыкли. Никого не удивляет, что одновременно денег нет как на науку и культуру, так и на медицину и образование. Денег нет на то, чтобы нормально вооружить и сносно кормить собственную армию. Их нет ни на стариков, ни на детей, по отношению к которым принято судить о состоянии общества. А перешагнувшая рубеж третьего тысячелетия российская провинция вообще оказалась на пороге одичания. И все по той же причине: денег нет.
Остается «маленький» вопрос: откуда они у олигархов? Свой ответ на него дал почетный директор Института международных экономических и политических исследований РАН академик Олег БОГОМОЛОВ.
— Олег Тимофеевич, недавно Владимир Потанин заявил, что не считает себя олигархом. Между тем все последние годы его принадлежность к этому «сословию» ни у кого сомнений не вызывала. Если Потанин не олигарх, то кого тогда вообще считать олигархом? И по какому критерию?
— Дело в том, что называться олигархом стало предосудительным, и от этого клейма хотят откреститься. В общественном мнении появление небольшой группы долларовых миллиардеров на фоне экономического спада и роста нищеты воспринимают как вопиющую аномалию. Возглавляющий РСПП Аркадий Вольский даже предлагал отказаться от понятия «олигарх» и называть сверхбогатеев магнатами. Его призыв не был подхвачен. Определение «олигархи» лучше всего подходит к группе лиц, сосредоточивших в своих руках огромные состояния и стремящихся управлять не только своим бизнесом, но и государством и даже всем обществом. Конечно, на пути обретения олигархами политической власти немало препятствий. Однако обладание огромными деньгами определяет не только экономическое, но и политическое влияние этих лиц. Господство в экономике олигархов — один из специфических феноменов российской рыночной трансформации.
— В России олигархи возникли в период рыночных реформ. Это норма или отклонение от нее? О чем свидетельствует мировой опыт?
— Рождение олигархии в России является не столько подтверждением, сколько отклонением от современной практики экономического развития. Конечно, концентрация капитала и производства происходит повсеместно. Такова объективная закономерность, связанная с прогрессом техники и экономики. Чем крупнее производство, тем производительнее оборудование и ниже издержки производства, а стало быть, выше прибыль. Крупный капитал, захватывающий значительные доли внутреннего и внешнего рынка, способен диктовать цены и подчинять рыночные отношения своим интересам. Но стремление к монополизации рынка наталкивается на противодействие. Ярким примером тому может служить Давид Рокфеллер, который в свое время подчинил своей компании «Стандарт ойл» чуть ли не всю нефтяную промышленность США. Однако такая агрессивная экспансия вызывала сопротивление. В конечном счете детище Рокфеллера распалось на самостоятельные части.
Со временем США и другие капиталистические государства стали применять антимонопольное законодательство. Оно было призвано поставить в определенные рамки сверхкрупные компании, создать поле для конкурентной борьбы. Монополизм мешает конкуренции и нарушает интересы основной массы потребителей. Таким образом, процесс концентрации капиталов, с одной стороны, закономерен, а с другой стороны, сегодня он имеет определенные рамки.
Появление российских олигархов не было результатом закономерного процесса роста экономики и накопления национального богатства. Они унаследовали уже существующее имущество, самые жирные и жизнеспособные куски умирающей плановой системы, тогда как Америка и Европа обрели своих финансово-промышленных магнатов в ходе общего подъема экономики. Там гигантские состояния накапливались благодаря реальному личному вкладу в развитие и организацию производства и бизнеса. Выдающиеся изобретения Эдисона были у истоков рождения самой крупной и богатой корпорации мира «Дженерал электрик». Форд, введя новые технологии и принципы массового производства автомобилей, по существу, преобразовал американскую экономику и социальную жизнь. А в наше время гигантское состояние Билла Гейтса — продукт его интеллектуального и организационного вклада в развитие компьютерной техники и ее программного обеспечения. Даже бароны-разбойники американского Дикого Запада, набивая свои карманы, способствовали прогрессу экономики.
— К Гейтсу вопросов нет. Есть вопрос, откуда деньги у российских олигархов?
— Начну с предыстории, с наследства, которое прибрали к рукам российские олигархи. Советская промышленность отличалась высокой степенью концентрации. Стратегия ее развития исходила из того, что создание крупных индустриальных гигантов обеспечивает значительные преимущества. Хотя, конечно, у любой концентрации есть свои границы. Переход таких промышленных объектов, особенно естественных монополий, как «Газпром» или РАО «ЕС России», в частную или полугосударственную собственность, в доверительное управление менеджерам означал появление долларовых миллионеров и миллиардеров.
Раздел общенародной собственности в России был осуществлен без реальной оценки ее стоимости. Ваучерная приватизация позволила выкупать за бесценок государственную собственность. Ваучеры, которыми «осчастливили» население и которые давали формальное право приобретать акции предприятий, стали средством обогащения для тех, кто осуществлял акционирование. Они скупали по бросовой цене ваучеры и обменивали их на собственность по еще дореформенной балансовой цене. Очень скоро эта цена возросла в сотни и тысячи раз.
Одним из средств быстрого обогащения стали залоговые аукционы, позволившие узкой группе близких к власти лиц прибрать к рукам по дешевке лакомые куски народной собственности — нефтяную и газовую промышленность, цветные металлы. Приобретение активов по бросовым ценам, да еще на деньги, заимствованные у государства,— главный источник обогащения олигархов. Собственно, происходило назначение отдельных лиц олигархами.
Еще одно отличие процесса «накопления» капитала в ходе российских реформ от практики европейских стран состоит в том, что там с помощью приватизации оздоравливают убыточные предприятия, а у нас в первую очередь приватизируются самые доходные и прибыльные. Вопреки постулатам экономической теории российская приватизация не ставила целью повышение эффективности производства, а преследовала политические цели. Чубайс, руководивший процессом приватизации, достаточно прозрачно заявлял: главная цель — сделать перемены необратимыми, другими словами — создать социальную опору для новой власти.
— Олигархи этого и не скрывают. Цинично улыбаясь, они обычно говорят, что такое было в стране законодательство. Вот оно-то и позволило им присвоить не ими созданное.
— Законы и указы составлялись и принимались в интересах быстрого обогащения новой элиты, что по большому счету аморально. Неудивительно, что такое богатство подвергается сомнению. Общественное мнение считает его не вполне легитимным. Получив возможность выхода на внешние рынки, олигархи стали гнать сырье на экспорт. Высокие мировые цены, заниженный валютный курс рубля, отсутствие надлежащего государственного контроля позволяли быстро обогащаться. Тем более что налоговая и таможенная системы не были отлажены.
Следует указать и на такой источник сверхдоходов, как присвоение природной ренты. Кроме того, происходит проедание амортизационных отчислений, предназначенных для обновления оборудования, не ведется геологоразведка. Все это увеличивает доходы.
Перейдя в частные руки, многие банки превратились в источник образования крупных спекулятивных доходов и накопления огромных состояний. У банков скапливались деньги, которые, однако, направлялись не на кредитование инвестиций в промышленность и сельское хозяйство, а на краткосрочные ссуды, главным образом торговле, под непомерные проценты. Банки наживались на прокручивании временно находящихся у них бюджетных денег. В условиях чудовищного сжатия денежной массы и огромного дефицита в экономике оборотного капитала банкиры наживались, как бессовестные ростовщики и спекулянты. Капиталы приумножались от операций с ГКО, от передачи правительством некоторым банкам взыскания долгов с иностранных должников.
Важно отметить, что деньги потекли в карманы банковских и промышленных олигархов в ходе общего падения производства. В этом российский феномен. Картина беспрецедентная: в ситуации общего спада экономики, какого не было даже в годы войны, возникли миллиардеры, входящие в число богатейших людей планеты! Как это так? Это не укладывается и в логику западного мышления. Отсюда сомнения в легитимности капиталов, которые получены олигархами. Западный капитал не идет в Россию в том числе и потому, что предприятия, находящиеся в руках олигархов, приватизированы незаконно. А поэтому есть опасность, что справедливость и законность будут восстановлены. Но тогда может пострадать и иностранный инвестор.
— Какие вообще есть основания считать собственность, возникшую в результате сговора олигархов с коррумпированным чиновничеством, легитимной?
— Есть юридическое понятие легитимности, т.е. законности приобретения имущества и капиталов. С этой точки зрения существуют вопросы. Президент Владимир Путин в одном из своих выступлений признал, что даже в юридическом смысле не все в приватизации легитимно. Но есть и второе понимание легитимности — справедливость и оправданность приватизации в глазах населения. Ее моральная оценка большинством народа исключительно важна. Соответствие политики моральным представлениям — условие успешного экономического развития. Не секрет, что в обществе преобладает мнение, что состояния олигархов приобретены незаконным путем вопреки интересам всего общества. Сами олигархи хорошо осознают, что владеют своим имуществом на не вполне законных основаниях. Поэтому-то они столь рьяно выступают против всякого пересмотра итогов приватизации. Пугают нас тем, что пересмотр итогов приватизации может привести к гражданской войне.
— А что, есть много желающих в такой войне поучаствовать?
— Нет, конечно. Кто олигархов поддержит? Разве что СПС.
— Велики ли инвестиции олигархов в российскую экономику?
— Нет. Деньги тратятся на личные нужды олигархов, строительство шикарных офисов. Капиталы бегут из страны, кредитуя экономику других стран. За годы реформ отток оценивается в 200—300 млрд. долл. Десятки миллиардов укрыты в банках Кипра и других офшорных зон, инвестированы в недвижимость.
Парадокс: в стране масса нерешенных проблем, а мы кредитуем экономику преуспевающих стран! И это при том, что, например, основные фонды нефтяной и газовой промышленности изношены, по разным оценкам, от 50 до 80%. Геологоразведка в необходимых масштабах не ведется. Идет хищническая эксплуатация недр, которые не находятся в частной собственности олигархов. Налицо типичная политика временщиков, стремящихся быстро и по максимуму выкачать деньги из страны. Запасные аэродромы за границей олигархи давно уже создали. Заметьте, при общем падении производства и массовом обнищании населения владельцы огромных состояний без стеснения купаются в роскоши, сорят деньгами. Олигархи покупают виллы, яхты и футбольные команды. Свое богатство они демонстрируют нагло, беззастенчиво. Так можно тратить шальные, а не заработанные кровью и потом деньги, которые настоящий предприниматель стремится пустить в дело.
Если предельно упростить суть вопроса, то основным источником накопления за считаные годы астрономических состояний явилось разорение страны, растранжиривание ее природного и интеллектуального потенциала, обеднение и обнищание основной массы населения. Конечно, такое могло произойти при попустительстве и покровительстве государственных властей.
— Посол США в России Александр Вершбоу регулярно заявляет об обеспокоенности его правительства ситуацией вокруг ЮКОСа. Честно говоря, это утомляет. Вы только что вернулись из США. Что говорят там о деле ЮКОСа?
— Должен сказать, после истерики, случившейся в первые дни ареста Ходорковского, западная пресса заметно успокоилась. Тем более что в США происходят свои подобные скандалы, связанные с различными финансовыми нарушениями. Я читал статьи, в которых дело ЮКОСа не считают политическим, а признают его криминальные основания. На Западе хорошо знают, что Ходорковский скрывал значительную часть своих доходов, а собственность приобрел не вполне законным образом.
— А как реагируют на эту ситуацию те крупные американские экономисты, с которыми вы знакомы лично?
— Те западные экономисты, которые изучали наши реформы, говорят и пишут о них так, как, к сожалению, не всегда пишут у нас. Могу сослаться на книгу крупного специалиста по российской экономике профессора Маршала Голдмена. Он работает в Гарвардском научном центре. Название его книги можно перевести как «Пиратизация России: почему российские реформы провалились». В ней буквально на первых страницах сказано о раздаче госсобственности, происходившей при Ельцине: «В благодарность за свой выход победителем на выборах 1996 г. из почти безнадежного положения Ельцин охотно пошел на то, чтобы семь организаторов его победы — Петр Авен, Борис Березовский, Михаил Фридман, Владимир Гусинский, Михаил Ходорковский, Владимир Потанин и Александр Смоленский — поделили между собой некоторые из принадлежащих государству наиболее ценных активов в сырьевых отраслях и средствах массовой информации. В дополнение он назначил двоих из них — Потанина и Березовского — на высшие государственные посты. Проявленное при этом пренебрежение к проблеме конфликта интересов подстегнуло «деловую» активность назначенцев.
Семь влиятельных банкиров получили контроль над 50 процентами имущественных активов страны. Возможно, это преувеличение, но недалекое от истины. Они завладели даже более существенной долей в средствах массовой информации — 70 процентов московской прессы и радио, 80 — национального телевидения. Казалось бы, достаточно власти и влияния, но, как отметил Григорий Явлинский, «российские олигархи не знают границ в своей жадности, они никогда не насытятся».
Проблема конфликта интересов в России просто игнорируется. А на Западе за этим следят внимательно. Использование служебного положения в целях личного обогащения карается по американским и европейским законам. Если вы, будучи госчиновником, располагаете информацией, позволяющей в случае ее использования приобрести состояние, и идете на такой шаг, это преследуется по закону. А у нас вся история с покупкой ГКО крупными чиновниками — пример конфликта интересов. Вот другой характерный пример. Ходорковский в 1993 году занимал пост заместителя министра топлива и энергетики, что помогло его группе МЕНАТЕП приобрести в 1995 году 78% акций нефтяной компании ЮКОС на пресловутом залоговом аукционе за 309 млн. долл. В 2002 году капитал ЮКОСа уже оценивался примерно в 15 млрд. долл., и глава компании оказался в числе самых богатых людей планеты.
— Вы вспомнили об истории с ГКО. А ведь о ней сегодня почти не говорят. Почему? Интересно и то, почему за эпопею с ГКО никто не ответил?
— Видимо, большое количество заинтересованных лиц по сей день находятся у власти.
— И они по-прежнему неприкасаемы?
— Ну, очевидно. Откуда состояния у Коха, у Чубайса? ГКО были источником обогащения, с одной стороны, крупного чиновничества, с другой стороны — структур, подконтрольных олигархам. Например, Смоленский после краха своего банка «СБС-Агро» вообще исчез с горизонта, предварительно выведя и укрыв значительные банковские активы. Банк оставил после себя около 1,2 млрд. долл. непогашенных долгов, в основном западным банкам. Впрочем, все это рано или поздно всплывет. В свое время генеральный прокурор Юрий Скуратов даже приготовил список чиновников, которые использовали информацию по ГКО в целях личного обогащения.
— А на чем основывается ваш оптимизм, что однажды история с ГКО вновь всплывет? Пока все тихо.
— Не может не всплыть. Рано или поздно в правительстве появятся новые лица, которые не связаны с этой историей. Им придется думать, как оздоровить экономическую и моральную ситуацию в стране, и с этой историей начнут разбираться.
— Стоит ли в принципе связывать надежды на построение цивилизованной рыночной экономики с людьми, получившими свои баснословные богатства путем сговора с коррумпированным чиновничеством, и которые при этом равнодушно взирают на то, что население стремительно сокращается в течение всех лет их хозяйствования? Не наивны ли такие надежды? Ведь от осины не родятся апельсины.
— Ответ на этот вопрос содержится в книге лауреата Нобелевской премии по экономике Джозефа Стиглица. В оригинале она называется «Глобализация и недовольство ею». Стиглиц откровенно пишет, что лица, повинные в наших бедах периода реформ, не могут исправить положение. Он излагает целый ряд идей, направленных на корректировку нынешнего курса экономических реформ. А свою исходную позицию о роли государства в экономике он сформулировал в предисловии: «Я не настолько глуп, чтобы поверить, что рынок сам по себе решит все социальные проблемы. Неравенство, безработица, загрязнение окружающей среды непреодолимы без активного участия государства». Стиглиц подчеркивает, что у рынка есть свои ограничители, он несостоятелен в ряде вопросов. В экономике необходимо сочетание роли государства и роли рынка. Наши же реформаторы утверждают, что чем меньше доля государственных расходов в валовом внутреннем продукте, тем эффективнее экономика. Это говорится несмотря на то, что на Западе доля государственных расходов неуклонно возрастает.
— Вы считаете, что тот экономический курс, у истоков которого стояли Гайдар и Чубайс, продолжается по сей день?
— А как же! Мы недавно услышали из уст президента, что частная собственность всегда эффективнее государственной. А это кредо либеральной экономической теории. Стиглиц же утверждает, что в ряде вопросов роль государства решающая. Атомная энергетика, военная промышленность, транспорт, связь, электроснабжение — здесь, как свидетельствует мировой опыт, государственная собственность и управление (включая добычу нефти, как в Норвегии) полностью себя оправдывают. Государство должно заботиться о том, чтобы пропорции между бедностью и богатством были социально приемлемыми.
Наш президент призывает ликвидировать бедность. Но он не говорит, что вместе с тем нужно преодолеть все расширяющуюся пропасть между гигантскими состояниями и массовой нищетой. Сегодня, по официальным данным, среднедушевые доходы 10% населения, самых богатых, в 14 раз (а по другим подсчетам — в 20—40 раз) выше, чем у 10% беднейших слоев. А ведь доходы олигархов облагаются налогом в те же 13%, как доходы всех остальных.
— Сколь справедлива плоская шкала подоходного налога?
— Это еще одно свидетельство того, что правительство больше заботится об интересах олигархов и новой буржуазии, нежели об интересах остальных слоев населения. Хотя и с точки зрения удобства для налоговиков плоская шкала очень привлекательна. Между тем нигде в мире на введение плоской шкалы не идут, ибо это обостряет социальные противоречия.
— А социальная справедливость — экономическая категория?
— Маркс писал, что понятие справедливости относится к сфере морали, что справедливость — не объективная категория, а субъективное понятие, относящееся к мировосприятию личности. Экономика же есть нечто объективное и устойчивое. Поэтому говорить о справедливых ценах бессмысленно. К сожалению, эти, по существу, марксистские представления о связи экономики и морали унаследовали и наши реформаторы.
На самом деле, понятие справедливости очень важно для экономики. Экономика в отличие от неживой природы — продукт деятельности сознательных сил. Если физик в своих оценках каких-то процессов предлагает не очень точные их объяснения, от этого сами процессы никак не меняются. Просто их пока не удалось в полной мере познать. А в экономике все иначе. Если экономическая теория ошибочна, но ею руководствуются большие массы населения, она меняет поведение этих людей. В результате меняется и экономическая действительность.
— На десерт анекдот про российских олигархов не расскажете?
— Есть анекдот, который мне нравится, но, по-моему, он уже широко известен. Мужик поймал золотую рыбку. Она взмолилась и попросила отпустить назад в море, пообещав исполнить три желания. Мужик говорит: «Хочу быть красивым, богатым, сидеть и ничего не делать». Золотая рыбка сказала: «Хорошо, будешь». И превратила его в Ходорковского.
Беседовал Олег Назаров РОМИР-мониторинг провел опрос 1500 россиян в возрасте от 18 и старше. Респондентам был задан вопрос :"Как вы в целом относитесь к олигархам?" Ответы распредилились следующим образом: Скорее хорошо 33%
Скорее плохо 29%
Плохо 24%
Хорошо 10%
Затрудняюсь ответить 4%

ЭКСПЕРТ НОМЕРА
Юрий Шарандин, председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству:
— Можно без конца говорить о пересмотре итогов приватизации, но куда продуктивнее начинать выстраивать такую налоговую политику в отношении недропользователей, которая позволила бы совершенно спокойно изымать у них сверхдоходы в пользу всего общества. Но я очень сомневаюсь, что государственные чиновники сумеют быть хорошими менеджерами и эффективно управлять этими средствами. В итоге деньги будут у олигархов забирать, а народ может ничего не получить.
Вот почему нужно думать о механизмах парламентского контроля, который бы позволил всему обществу знать, куда направляются и насколько эффективно расходуются изъятые у олигархов сверхдоходы. И такие парламентские комиссии должны быть наделены очень большими полномочиями.


РЕКЛАМА

загрузка...

Форма входа

Поиск

Календарь

«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Наш опрос

хотели бы вы быть очень известной и богатой особой
javascript:// javascript://
Всего ответов: 14961

Друзья сайта

Статистика

Анализ сайта


Бесплатный конструктор сайтов - uCoz